Cерверы временно недоступны

27.02.2013
Черный кристалл. Глава третья: «Острые грани»

чк4
Девушка, играющая в «ТО», получает на почту приглашение в битву, где должен выпасть черный кристалл. Несмотря на плохие предчувствия и предостережение бабушки, она все равно отправляется на карту «Плато» и, не без помощи одного загадочного танкиста на «Дикофризе», берет этот ящик. После этого в ее жизни начинают происходить странные вещи…

Алина вскочила с постели и внимательно посмотрела на окно. Форточка действительно приоткрылась, но больше никаких следов чужого проникновения не было. И тут она боковым зрением увидела темную фигуру, стоящую на пороге ее комнаты в дверном проеме. От неожиданности девушка громко вскрикнула.

— Чего орешь, глупая? — услышала она голос брата, Володи.

— Вовка! Я тебя грохну, если ты еще раз так внезапно появишься и в потемках будешь молчать!

— Я что, виноват, что свет до сих пор не дали?! Кстати, ты кричала еще раньше, до того, как я зашел. Вот я и пришел узнать, что случилось.

Говорят, когда спишь, те участки мозга, которые работают наяву, отдыхают, а вместо них включаются другие, запасные, так сказать. Они более чувствительны. Поэтому неудивительно, что если спящего напугать, то эффект будет намного сильнее, чем если вы напугаете этого же человека, только когда он бодрствует.

Брат был младше Алины на год. Но заботился о  ней, словно она была не старшей, а младшей сестрой. Правда, иногда эта забота девушку пугала… Как например, сейчас.

— Мне показалось, что кто-то лезет в окно, — поделилась она с братом.

Володя молча подошел к окну, распахнул раму и выглянул на улицу. Холодный ветер подул ему в лицо. Ночной город светился разноцветными огнями. Где-то вдалеке послышалась сирена автомобиля.

— Ну, и как здесь — на седьмой этаж в окно без балкона — можно залезть? — спросил парень.

— А по пожарной лестнице?

— Ты знаешь, я бы не рискнул. Она старая и ржавая — ей больше, чем моим тапкам.

— Ну, если даже больше, чем твоим тапкам, то я спокойна… Вова, можно я у тебя в комнате на раскладушке посплю?

— Не прикалывайся. Двадцать четыре года тетеньке, а она спать сама боится! Открывающиеся окна — это еще цветочки. Сидишь вечерами в своих «танчиках» — я не удивлюсь, если тебе скоро «Громы» с разрывными снарядами в твоей комнате мерещиться начнут…

Брат ушел. Алина снова легла и попыталась заснуть. Однако девушке стало сниться, что ее кто-то преследует. Она не выдержала и пришла к Володе. Тот разрешил ей лечь на свою кровать, а сам разместился на раскладушке.

Больше за эту ночь она не просыпалась. Хотя назвать ее сон спокойным тоже было трудно. Несмотря на поставленную за упокой души свечу, Алине снова явилась бабушка. Но теперь она уже ничего не говорила, а просто печально смотрела на внучку и качала головой. По лицу было ясно без слов — она очень переживала…

Утром на работе Алину ждали неприятности. Ее вызвал к себе главный редактор.

— Ковалева, я конечно, все понимаю, но… Вот твоя статья, распечатанная на бумаге. Вот ты указала путь, где ее найти в компьютере. А теперь смотри…

Начальник по сети прошел в компьютер, на котором версталась газета. Для каждого журналиста там были специальные папки, куда они отправляли материалы в номер.

Открыв Алинину папку и текстовый файл, редактор продемонстрировал подчиненной то, что там было.

— Руководитель далеко не всегда бывает прав. И я не всегда ставлю задачи, которые вам нравятся. Но зачем же хамить?

На электронном листе виднелись какие-то квадратики и другие значки — вроде тех, что открываются нам при неправильной кодировке текста. Но главным было не это, а надпись, которая красовалась внизу первого листа: «Михал Сергеич, идите в …!»

«Да уж, — мелькнуло в голове у журналистки. — Приехали!»

— Михаил Сергеевич, я сдавала нормальную статью, — сказала она. — Ну, какой мне смысл уродовать свою же работу и навлекать на себя неприятности?

Редактор был человеком опытным. Он понимал, что далеко не все члены вверенного ему коллектива ведут себя искренне. Алина — молодая и красивая девушка, к тому же еще и пишет хорошие новостные и аналитические материалы. А доступ к этим папкам по сети есть практически у всех сотрудников редакции.

— Ладно, Алина, я просто отказываюсь верить в то, что это сделала ты, — сказал Михаил Сергеевич. — Я узнаю и накажу того, кто решил над тобой так злобно подшутить. Возьми свою распечатку, отнеси верстальщику — пусть отсканирует текст через Fine Reader, восстановим твою статью и пустим в номер.

Девушка не стала больше оправдываться, а просто взяла листы, которые дал шеф, и отнесла верстальщикам.

На рабочем месте ее ждал еще один неприятный сюрприз: компьютер, за которым она работала, отказывался включаться. Пришлось вызывать системного администратора. Выяснилось, что вышла из строя материнская плата. Пока техник колдовал над оборудованием, прошло больше половины рабочего дня.

Наконец она села-таки за свой компьютер, внимательно перечитала отсканированную статью, поправила незначительные ошибки и снова сдала редактору. При этом она попросила его лично зайти в ее папку и удостовериться в том, что там именно статья, а не послание «за тридевять земель в тридесятое царство».

Справившись с работой, девушка открыла «ТО». Она попробовала зайти в битву, но увидела, что ее танк снова ездит «по-читерски» и решила побыстрее выйти, чтобы не «засветиться».

Зайдя на «Ньюс», девушка с большим интересом просмотрела видеоблог. О черном кристалле ведущие не сказали ни единого слова. Теперь она окончательно убедилась в том, что ее вчерашний «подарок» — это не программная ошибка разработчиков, а чье-то целенаправленное воздействие. Но чье? Кому все это нужно?

Дорога домой тоже вышла не из приятных. В автобусе к ней пристал какой-то пьяный мужик — она еле от него отделалась. Когда шла по улице — на нее начала громко лаять бездомная дворняжка (а подобные животные в этом районе встречались крайне редко). Плюс ко всему ее остановили полицейские, приняв за приезжую (чего раньше никогда в родном городе с ней не происходило). Отстали только после того, как она показала журналистское удостоверение.

Она так устала за этот день, что решила всего на пару минут включить компьютер, просмотреть входящие сообщения, а в игру даже не заходить.

Зайдя в скайп, она увидела несколько сообщений и три запроса на контакт. В двух из них было прямо написано: «Продай чит!» Третьего пользователя она вообще не авторизовала — его данные показались ей незнакомыми.

К ней постучался один из друзей, с которыми она играла на «Плато». Его звали Артур, и он хотел пообщаться голосом. Алина, хотя и хотела спать, но согласилась.

— Слушай, Алинка, классные у тебя «лыжи»! — весело сказал паренек. — Ты по «Стадиону» на «Викинге» раз в десять быстрее «Васпика» двигаешься. Признайся, тот кристаллик ты благодаря этой же «проге» поймала?

Девушка  мрачно глянула на товарища:

— Какая  «прога»? Какой «Стадион»? Я после вчерашнего боя вообще теперь боюсь в «танчики» заходить. Часа два назад зашла на пару минут и тут же вышла.

— Да что ты мне рассказываешь — ты минут 15 назад на «Стадионе» фонд сорвала, а с нами даже и не поздоровалась!

— Погоди! Я тебе позже перезвоню.

kristallПодумав, что угнали аккаунт, девушка решила быстро проверить свой танк. И без проблем попала в гараж. Да, хорошо еще, что танк привязан к электронной почте! Она сменила пароль и легла спать.

Усталость сделала свое дело — девушка заснула как убитая, за всю ночь ни разу не просыпалась и не видела снов. Или видела, но не запомнила.

Ее разбудил звонок в семь утра. Редактор мог позвонить рано только в том случае, если происходило нечто из ряда вон выходящее. Нехорошие предчувствия Алины подтвердились. Однако теперь Михаил Сергеевич звонил не для того, чтобы объявить ей выговор:

— Слушай, Алина, я не знаю, как это произошло. Мы сверстали именно ту твою статью про завод, которую ты сдала вчера. Но в номере оказалась совсем другая — та, что мы сняли еще месяц назад, про того депутата, Кротонова, который захватил предприятие рейдерским путем.

— Вы же сказали, что у него есть знакомые и в суде, и в правоохранительных органах, что этот нардеп может, благодаря своим связям, вообще закрыть газету. Вот я и согласилась, что ставить статью не нужно.

— Но она ВЫШЛА! Она в сегодняшнем утреннем номере. Еще и с какими-то дописками. И, несмотря на такую рань, он ее уже успел прочитать. Мне уже звонка три было с угрозами. И, думаю, что тебя его люди тоже ищут!

— Надеюсь, Вы не сообщили им мой адрес?

— Они не спрашивали. Со связями Кротонова можно спокойно пробить его по базе данных. Я не знаю, что это за чертовщина со статьями. На работу сегодня не вздумай приходить. И вообще — постарайся на недельку уехать куда-нибудь, пока все уляжется. А я попробую подключить свои связи, чтоб свести наши неприятности к минимуму. И с типографией, наверное, судиться будем…

У Алины к горлу подступил ком. Она едва успела пробормотать: «Спасибо, что предупредили», — как связь оборвалась. Девушка попыталась перезвонить шефу, но он не отвечал.

Она ходила по всей квартире, разыскивая брата. Потом вспомнила, что он на работе. На телефонный звонок Володя не ответил.

Алина заперла квартиру на ключ и вышла в магазин. Ей очень хотелось есть. Но еще больше хотелось увидеть своими глазами эту статью. В ближайшем газетном киоске она купила свежий номер газеты, которую обычно брала на работе бесплатно.

— Вовремя успели, девушка, — сообщила киоскер. — Этот номер на удивление быстро разобрали — последний экземпляр остался.

На первой полосе не было анонса. Это уже выглядело странным: обычно критические материалы редактор заверстывал с выноской на передовицу. Пролистав газету, она увидела на седьмой странице то, что искала. Большими буквами, преобразованными в программе Corel Draw (что в этой газете практически никогда не делалось) красовался заголовок: «Грязные деньги депутата Кротонова».

Она так и замерла с газетой возле киоска. Да, заголовок был ее. Однако помимо непосредственно ее журналистского расследования текст был приправлен дополнительными сведениями из биографии нардепа и приукрашен такими крепкими «трехэтажными» словечками, что не только в общественно-политической газете, но и в самой желтой прессе это употреблять стеснялись. И подпись внизу: «Алина Ковалева, специальный корреспондент».

— Это не моя статья, — произнесла вслух девушка. — Не моя!

Неподалеку от нее остановился темный «Шевроле». Из машины вышел мужчина спортивного телосложения и решительно устремился к ней:

— Ковалева? Нам нужно с Вами поговорить!

Оформление: Les_Alterman & JVDragobomba